Лайма Вайкуле: «Я должна выглядеть так, будто мимоходом оделась!»

0

На съемку она приезжает полностью готовая — волосы забраны в высокий хвост, глаза ярко накрашены, вся одежда с собой (ну конечно!). Входит решительным шагом, здоровается с командой — и сразу к гримерному зеркалу, где ждет ее постоянный стилист Сергей Усов.

«Так, вот здесь, Сереж, повыше… Чуть потемнее здесь…» Я жду, когда можно будет включить диктофон и начать задавать вопросы. Трудно оставаться спокойной, сидя перед Лаймой Вайкуле и слушая тот самый голос, который ты всю жизнь старательно имитировал, распевая «Вернисаж».

Лайма улыбается: «Да вы говорите, говорите. Такого, чтобы я замолчала, не будет, не стоит ждать».

Наталья Родикова: Лайма, кто обычно руководит процессом на ваших съемках?

Лайма Вайкуле: Вообще, фотограф, он — самый главный человек. Если не разозлит, конечно. (Смеётся.) Я должна ему доверять, потому что на фотосъемке главное — настроение. Я не должна думать о том, как я выгляжу, а должна поймать какое-нибудь состояние души, должна взглядом что-то сказать.

НР: Когда вы себе нравитесь на фотографиях?

ЛВ: Как правило, летом, когда есть солнце — значит настроение, когда загар — значит отдохнувший свежий вид.

НР: Врачи не хвалят загар, и кажется, он постепенно выходит из моды…

ЛВ: Я знаю, но во мне очень развит дух противоречия. Когда мне говорят «не надо», я наоборот хочу «надо». Я вот начала курить уже тогда, когда все бросили, в сорок лет. Мне так захотелось — и все. Хотя как раз в этом году я пробую не загорать, посмотрим, чем закончится этот эксперимент.

Тем временем Лайма сама берет кисти и тушь, что-то поправляет, что-то переделывает. «Капризная у вас клиентка?» — спрашиваю стилиста. «Что вы, душечка!» — смеется Сергей.

НР: Лайма, вы доверяете Сергею уже сколько лет?

ЛВ: Двадцать два года.

НР: В чем секрет?

ЛВ: Хороших визажистов много. Когда-то давно мне посчастливилось работать с Валей Юдашкиным, и я считаю его лучшим в этой области. В то время, чтобы быть в профессии, помимо медицинского образования надо было два года учиться и участвовать в конкурсах визажистов, где они творили чудеса. Это были очень сложные и очень красивые работы, и преподавал им Валя Юдашкин. Потом карьера Валентина вывела его на другой уровень — он стал дизайнером мирового масштаба, и наши творческие пути разошлись. Но дружба и уважение остались. Был и Саша Шевчук — талантливый парень, и его я любила. А сейчас работаю и дружу с Сергеем, человеческий контакт очень важен. Ну, и результат, конечно.

НР: Каких женщин вы считаете красивыми?

ЛВ: Красота — в глазах смотрящего, но, на мой взгляд, самое главное — не правильные черты лица, а присутствие шарма. И, конечно, надо быть ухоженной, важно качество волос, хорошая кожа, красивые зубы и чистая обувь. А иначе красота просто наскучит.

Я пересказываю Лайме наш разговор с коллегами накануне съемки. О том, что Лайма — уникальная красавица, и у нее, видимо, врожденное чувство стиля — несмотря на то что выросла она в простой семье, папа — рабочий, мама — продавщица (правда, позже — директор магазина), и что таким людям повезло: что ни надень — во всем будут выглядеть великолепно…

Лайма кивает: да, есть такие люди, которые умеют «нести» одежду. Но с тем, что они могут позволить себе все, — она категорически не согласна. «Это неправда, — говорит она, — надо все же понимать, что тебе идет, а что нет. Я люблю такую одежду, чтобы она и прилично выглядела, и удобна была, не впивалась никуда. У меня с детства эта фобия — неудобной одежды. Поэтому люблю все такое — свободное, полуспортивное. И не очень люблю броское, я должна выглядеть так, будто мимоходом оделась». — «Извините, — говорю я, — но вы не выглядите так, будто оделись мимоходом». — «Да? Странно. Я даже не очень стараюсь, когда хожу по магазинам. Я вообще не люблю в них ходить, не люблю выбирать. Мне нравится так: зашел, быстро что-то увидел, купил — все… Включите музыку, — поворачивается она к фотографу. — Что-нибудь пободрее и погромче».

Хулио Иглесиас поет свой хит Crazy, Лайма выходит в черном платье под софиты, берет в руки белый платок — и за 15 минут мы снимаем наш первый кадр. Затем переставляем план, включаем дым-машину — и долго ищем образ. Лайма надевает очки, надевает платок, снимает очки, садится на стул, затем на пол. Лайма танцует всю жизнь, с детства, и в любой позе выглядит эффектно, но она любит, чтобы фотографии казались «случайными», и мы снимаем, вместе смотрим на результат, снова снимаем, ищем ту самую легкость, спонтанность. Для человека, который участвовал в съемках тысячи раз, она удивительно работоспособна. Хотя еще час назад говорила, что устала.

НР: Лайма, если бы вам не нужно было никуда ехать, вы могли бы провести дома целый день, чем бы вы занялись?

ЛВ: Я бы проснулась, выпила черного чая, долго бы гуляла со своими французскими бульдогами. Потом я бы вымыла их прямо на улице теплой водой в специальной ванночке (у нас такая прикольная дизайнерская ванна перед домом), потом бы поела, потом начался бы день.

НР: У вас хороший аппетит?

ЛВ: Нет. Моя подруга называет меня гусеницей, потому что я люблю ягодки, фрукты, что-нибудь такое. А еда как развлечение меня вообще не прельщает. Помню, была какая-то передача, известный шеф-повар рассказывал, как он все изысканно готовит, я пришла, когда передача уже шла, буквально заскочила в студию, и он спрашивает: «Лайма, что для вас еда?» Я мгновенно: «Топливо». Он в изумлении был. Это было против всех правил, формата, но я ответила честно. Еда должна быть простой и однообразной. Не люблю никакие соусы, никакие приправы. Главное — чтобы было топливо.

НР: Тюбики с космической едой вас бы не испугали?

ЛВ: Если надо будет — пожалуйста, мне все равно. Мне просто нужно, чтобы я существовала. Я люблю сладкое, но нельзя всегда позволять много себе. Люблю в Риге мороженое, у нас его вкусно делают. Рижские рождественские печенья люблю…

НР: Хорошо, идем дальше, вот он начался, этот свободный день. Вы бы отдыхали? Листали бы «Инстаграм»?

ЛВ: Ну что вы, «Инстаграм» — это такое, скучное для меня.

НР: Но вы же завели его недавно и даже снимаете видео!

ЛВ: Я не люблю выставлять себя напоказ. Но мы живем в мире, где информация о каждом доступна и часто очень искажена. И, наверное, совсем неплохо, что есть возможность показать то, чем хочу поделиться. Часто просто хорошим настроением. Это «Дамы с дюн» с Аллой и Максом (Видео в «Инстаграме» Лаймы с Аллой Пугачевой и Максимом Галкиным. — Прим. Ред.), это мои собачки. К примеру, Эми, мой французский бульдог, жарким летним днем нас порадовала, когда разлеглась в домашнем искусственном ручейке, и меня удивило, что это было интересно более чем миллиону зрителей в «Инстаграме».

НР: Да, я видела, правда смешно. Но все же, когда есть «Инстаграм», хочется что-то полистать, друзей посмотреть, потупить… Как-то мозг расслабить одним словом!

ЛВ: Да, можно и так, но я предпочитаю личную встречу с друзьями. Потом я очень увлечена своим фестивалем. Он проходит раз в году, но 4 дня, и подготовка к нему длится более полугода. Выбор артистов — это просмотр в Интернете интересных исполнителей. И даже популярные певцы присылают ссылки на песни, которые хотели бы спеть. Это занимает много времени. К примеру, Филипп Киркоров в этом году прислал около 20 песен. Филипп очень серьезно относится к своим выступлениям, я его за это очень уважаю.

НР: Вы сами поете на фестивале?

ЛВ: Стараюсь не выходить с сольными номерами, в основном это дуэты. Спеть дуэтом — это узнать артиста совершенно с другой стороны, какие-то иные его качества открываются, видно сразу, кто тянет на себя одеяло, кто вообще не партнер, кто, как я говорю, солист конченый. Очень хорошо узнаешь людей в этот момент. Это как в танце: есть такой партнер, который вас ведет и вы подаетесь, и он вас слушает и подается в ответ. А есть такие, кто сам по себе и больше ничего не видит. Мы сейчас выступали с замечательной аккордеонисткой Ксенией Сидоровой, она мировая звезда, виртуоз, и она сделала мне лучший возможный комплимент. В нашем дуэте она с аккордеоном сидит на стуле, в какой-то момент я сажусь рядом, и она не должна чувствовать, что я присела, я не должна ей мешать. И после нашей репетиции она мне говорит: «Лайма, как вы это сделали?» А я стараюсь быть максимально аккуратной и максимально чуткой к партнеру. Я даже обнимаю всегда не так (Лайма крепко обнимает меня), а вот так (легко кладет руку на плечо).

Надо партнера больше любить, чем себя, понимаете?

Мне кажется, это лучший момент, чтобы признаться Лайме, как я ее люблю, как всю жизнь пою ее песни «ее» голосом, и если я бы выбирала, с кем спеть дуэтом — выбрала бы ее. Лайма смеется: «Да, это смешно, мне приятно, спасибо».

Текст: Наталья Родикова
Фото: Антон Земляной
Стиль: Владимир Макаров
Макияж и прическа: Сергей Усов
Продюсер: Алена Жинжикова
Ассистент фотографа: Павел Веденькин

Читайте также:
«Он мне не муж!» Единственная любовь Лаймы Вайкуле

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!

Источник

Оставить комментарий